Шрамы. Части тела

0

Каждый шрам скрывает боль, которая иногда перерождается в счастье, любовь и благодарность. 9 историй длиною в жизнь.

Белла Гатаулина, DJ BELLA

Атрофический рубец

atrophiccicatriceortaest

В четыре года меня укусила собака, правая щека была порвана от глаза до губы. Я страдала, жаловалась маме, что меня такую теперь никто не будет любить. Меня преследовали любопытные взгляды, насмешки сверстников и взрослых. Комплекс становился сильнее. Только приняв и полюбив себя, я, наконец, обрела свободу и перестала стыдиться своего шрама. Мне удалось закончить хореографический факультет Республиканского эстрадно-циркового колледжа, посчастливилось сниматься в кино, в рекламе и клипах, быть лицом мировой компании, петь в группе и стать диджеем. Теперь люди, глядя на меня, не смеются, а восхищаются.

Я всю жизнь мечтала работать на сцене, и я осуществила свою мечту, даже с таким явным дефектом на лице. Уверена, не будь у меня этого шрама, я была бы совсем другим человеком…

 

Анна Бабич-Аванесова, продакт-менеджер Vegapharm

Гипертрофический рубец

hypertrophiccicatriceortaest


Многие говорят, что я похожа на елку. Вы видели косые страшные елки, которые не хотят расти? Мой шрам словно орден за отвагу моим близким и родным. Они столько всего выдержали. Я по специальности семейный врач, преподавала в медицинской академии. В 2007 году я была беременна, когда вдруг попала на операционный стол из-за кишечной непроходимости. Перенесла четыре операции. Ребенок не выдержал наркоза и умер – начались самопроизвольный роды. Врач проткнула мне матку с кишечником и промолчала. Меня снова увезли на операцию, удалили матку с придатками и 4,5 метра кишечника. Меня выходили в военном госпитале. Спустя несколько лет «аист» принес мне сына – он моя копия и мое счастье.

 Мой шрам – важная деталь на моем теле и в моей жизни. Я вынуждена с ним считаться во всем: от одежды и еды до позы во время сна с четырьмя подушками.

ЖасурХудайбердиев, вокалист рок-группы FlyinUp,

креативный директор рекламного агентства GGC Unno

 

Атрофический рубец

atrophiccicatriceortaest

Мне было девять лет. Мы с мамой занимались консервированием на зиму. Я нес банки с баклажанной икрой в подвал, споткнулся и упал. Осколок банки насквозь порвал мне левую щеку. Я сильно испугался – подумал, что могу умереть. Мне наложили 12 швов. В тот день осознал три вещи: я не боюсь смерти, я очень люблю свою маму, боль можно терпеть.

В школе меня всячески поддерживали, за что я благодарен своим одноклассникам и классной руководительнице. Благодаря тому, что мое окружение не заостряло внимания на шраме, я и сам перестал замечать свою новую «фичу».

 

Не имеет значения, как ты выглядишь. Не в этом суть. Ты – не твое лицо и тело, ты – это твое поведение, харизма и любовь к окружающим.

 

Валерия Бюйюр, бухгалтер, консультант по оптимизации процессов

Гипертрофический рубец

hypertrophiccicatriceortaest

В Узбекистане я не обращала внимания на свою «отметину», а в Нидерландах многие советовали посетить врача. Родинка переросла в меланому. Был долгий период ожидания операции, которая бы установила стадию опухоли и шансы на выживание.

Это был один из самых ужасных периодов в жизни, но все обошлось, и я благодарна судьбе.

Раньше стеснялась и боялась показывать шрам: всем интересно, откуда он. Сейчас не стесняюсь, отпустило. Ношу одежду с длинным рукавом. Но это, скорее, чтобы избежать инсоляции, поскольку теперь понимаю опасность загара. Мои шрамы – это знак того, что я могу преодолеть многое.

 После выздоровления я многое поняла и пересмотрела, и, в первую очередь, свое отношение к жизни. Я больше ничего не воспринимаю как «должное» и «гарантированное».

 

Диана Садыкова, частный предприниматель

Атрофический рубец

atrophiccicatriceortaest

У меня плохое зрение, и во время первой беременности оно стало еще хуже. Поэтому кесарева сечения было невозможно избежать.

Перед родами я попросила врача сделать шов поменьше и покрасивее. Третий день после родов стал переломным в моей жизни — я увидела свой шрам. Рубец казался мне ужасным. Но потом я привыкла.

После второго кесарева сечения я даже не стала рассматривать свой шрам. После третьего – поняла, что это моя изюминка.

 Шрам напоминает мне, что я трижды мама. И я счастлива.

 


Диля Юсупова, челюстно-лицевой хирург,

заведующая отделением эстетической реабилитации

в Ташкентском государственном стоматологическом институте

 

Келлоидный рубец

keloidcicatriceortaest
Мне было около десяти лет, когда, убегая от брата, я зацепила колготками чайник, который стоял на электрической плитке на полу. Я поскользнулась и села на пролитый кипяток. Дальше помню только крики, шум, больницу. Я не ходила около трех – четырех месяцев. Потом был долгий период реабилитации, перевязки, ряд пластических операций в Москве.

Родители никогда не прятали мои ноги, всегда надевали мне короткие юбки, носочки. И я приняла свой шрам как данность, как часть себя. В школе мои одноклассники не пятились в ужасе, не задавали лишних вопросов и не обсуждали меня украдкой, за что я им благодарна.

Никогда не стеснялась своего шрама, потому что папа всегда говорил, что я самая красивая.

 

Дмитрий Горошко

Атрофический рубец

atrophiccicatriceortaest

Мне было восемь месяцев, когда в ташкентской больнице мне занесли гепатит В. В 15 лет начался цирроз печени. Во время лечения занесли гепатит D и цирроз перешел в завершающую стадию. Меня могла спасти только операция по пересадке печени. Шанс – один на миллиард. Одна из клиник во Франции согласилась предоставить мне посмертное донорство с разрешения родственников.

Я при жизни попал в «ад». Донор должен был совпасть минимум по 1100 параметрам. После семи месяцев ожидания я оказался на операционном столе.

В первые годы было сложно осознать, что во мне орган другого человека. Борьба за жизнь продолжается до сих пор.

 Я не стыжусь своего шрама, он мне достался слишком дорогой ценой. Эта история длиною в целую жизнь — результат халатности одного человека.

 

 

Лола Исламова, главный редактор сайта Anhor.uz


Келлоидный рубец

keloidcicatriceortaest

В детстве я была чрезвычайно подвижным и самостоятельным ребенком. Однажды, когда мне было лет десять, я, заваривая чай, облилась кипятком. Шрам не ограничивает меня физически, поэтому и комплексов никогда не было. Но многим интересны люди, чем-то выделяющиеся среди остальных, а человек со шрамом тем более притягивает взгляды. И не в нашей культуре пройти мимо и «заставить» себя не обратить внимания. Наши люди еще не приучены к этому, но меня это не задевает.

 Меня в школе учили правилам безопасности во время атомной войны, но никто не рассказывал мне о правилах безопасности на кухне.

 

 

Наргиза Сидикова, администратор «Пчелки по уборке»

Гипертрофический рубец

hypertrophiccicatriceortaest

В конце 2013 года, я почувствовала уплотнение в груди. Оказалось, что это опухоль. Началось лечение: химиотерапия, гормоны, операция. Врачи сказали, что частично удалят грудь, а для восстановления возьмут ткань со спины.

Потом опять лучевая терапия и химиотерапия. Я набрала 25 кг, но главной целью стало выжить, ведь в тот момент у меня было двое маленьких деток.

А шрамы – это пустяк, главное, что я жива и здорова.

 

 Когда я вижу свои шрамы, радуюсь тому, что осталась жива, что могу наблюдать, как растут мои дети.

 

 

 

 

 

 

Благодарим Сергея «Монарха» Цымбалова за содействие в подготовке проекта.

 1,706 

0
    0
    Ваша корзина | Sizning savatingiz
    Ваша корзина пуста | Savatingiz bo'shВернуться к покупке | Sotib olishga qaytish