Искандер Байбеков. Лазеры начало

0

 «Я не врач и не ученый, я – исследователь», – основоположник узбекской лазерной хирургии Искандер Байбеков об открытиях, принципах и опыте

Мною движет любопытство.  Не интерес, именно любопытство.  А медицина удовлетворяет  мою любознательность. Мне  кажется, вся наука  построена на этом. Наша история началась в 1987 году – институт хирургии приобрел первый лазер. К тому моменту я работал там уже 10 лет. Эта покупка в какой-то степени была случайностью. Конечно, я знал о лазерах, но о приобретении начал задумываться, только когда увидел его в магазине мед. оборудования. По тем временам у него была приемлемая цена, и я предложил Васиту Вахидовичу купить его. Единственное, что он спросил: «Вы считаете, это перспективно?» Мой ответ был – «Да». Академик Вахидов был прогрессивным человеком. Никогда не отметал ничего нового, даже если не был полностью уверен. Он мог бы сказать – не морочьте мне голову, но он всегда поддерживал предложения молодых исследователей. Было сложно, когда мы только начинали работать с лазерами.

Но когда появились научные публикации, лазеры стали популярны, особенно лучевые скальпели, потому что были бескровными и с минимальным риском загноения. Когда мои научные статьи выходили за границей и приходили письма с благодарностями, я понимал, что стараюсь не зря.  Да и честолюбие тешило.

Моя профессиональная деятельность построена на желании узнавать что-то новое. Поэтому я изучаю лазеры почти всю жизнь. И не зря: наши исследования в этой сфере до сих пор не превзойдены. Никто в мире еще не повторил нашего опыта с лазерами, может, это звучит нескромно, но это так.

Я не врач и не ученый, я – исследователь.

Никогда не завидуй и будь благодарным – этих двух правил я придерживаюсь всю жизнь. В прошлом веке был на одном конгрессе. Личный гинеколог английской королевы спросила у меня, почему, когда используешь лазер в качестве скальпеля, раны заживают быстрее? Начал ей объяснять: лазер же распространяет лучи, на линию разреза действуют высокоэнергетические лучи, а вокруг разреза они становятся низкоинтенсивными, поэтому и ускоряется заживление ран. После этих слов, она обняла меня, сказала, что теперь ей все стало понятно.

Любое воздействие, если его неправильно использовать, может быть опасным. Это касается не только лазеров. Даже вода может убить. Самое страшное – попасть в руки дилетанта.

В свое время я был членом комиссии ВАК (Высшая аттестационная комиссия – прим. ред.). Вышла моя монография об универсальности действия лазера, и я зашел подарить ее председателю. А он показывает мне статью в газете «Труд» и спрашивает: «Такого же не бывает, что лазер от 50 болезней?» А в монографии как раз было написано о том, что лазер стимулирует кровообращение, в этом и заключается его универсальность. Это не открытие, а скорее умозаключение, но оно самое правильное.

Я доволен своей жизнью. Как-никак профессор, автор многих открытий. Недавно узнал, что у меня 530 научных публикаций. Конечно, посещают мысли, что можно было бы сделать намного больше, но об этом можно целую книгу написать.

Если бы у меня была возможность прожить свою жизнь заново, то, скорее всего, я бы опять стал врачом.

 1,711 

0
    0
    Ваша корзина | Sizning savatingiz
    Ваша корзина пуста | Savatingiz bo'shВернуться к покупке | Sotib olishga qaytish