Дом талантливых детей

Как Художественный центр для детей с инвалидностью стал делом всей жизни скульптора Гульсары Раджаповой.

Гульсара Раджапова окончила художественное училище им. Бенькова, а после – Ташкентский театрально-художественный институт им. Островского по направлению «Скульптура». 10 лет преподавала живопись и скульптуру в Ташкентском архитектурном институте, продолжая творить как скульптор. С 1999 года руководит Художественным центром для детей-инвалидов Sanvikt.

Sanvikt

К открытию Художественного центра для детей с ограниченными возможностями Гульсару Касымовну привела череда обстоятельств. Первое и самое главное – живой пример ее дяди – Касыма Мирзарахимова. Народный художник Узбекистана, член Академии художеств Республики Узбекистан, талантливый  скульптор, он был с юности прикован к кровати, но создавал шедевры одной работающей рукой. Глядя на него, Гульсара Раджапова понимала, что нет ничего невозможного.

Вторым «звоночком» стало приглашение в качестве члена жюри на конкурс «Мир чарующих красок». Увидев, как рисуют участники – кто-то – полулежа в инвалидной коляске, кто-то – зажав кисточку во рту или держа ее ногами – она впервые поняла: сколько же вокруг одаренных девчонок и мальчишек! Когда Гульсаре Касымовне дали заключительное слово, она не смогла говорить: расплакалась. А вернувшись домой, прямиком пошла к дяде просить совета и благословения.

Больше месяца Гульсара обдумывала эту идею. Не знала, где взять помещение, как привлечь детей, чему их учить. В конце концов, как совместить эту авантюру с размеренной жизнью, семьей, заказами, работой в мастерской… И вдруг все сложилось. В Узбекском обществе инвалидов нашлись в аренду скромные комнатки, а вскоре у нового художественного центра Sanvikt появились и воспитанники.

Как начинал свою работу Sanvikt

Первое время центр существовал на собственные сбережения Раджаповой, и существование это было нерадостным: надо было приводить в порядок комнаты, закупать материалы и делать еще сотню организационных дел. Большинство детей было из малообеспеченных семей, интернатов или детских домов, а значит, надо было решать вопрос с их перевозкой и питанием. С тех самых пор в Центре завелось правило: голодные ученики не настроены на творчество. Поэтому супруг Гульсары Касымовны, Авазхон Раджапов, сначала хорошенько кормит их и только потом отпускает на занятия.

Супруг

Авазхон Раджапов с первых дней знакомства с Гульсарой стал ее надежным тылом, главной опорой и первым ценителем ее творчества. Стоически терпел тошнотворный запах болотной глины и вдохновлял жену-скульптора на новые шедевры. Не удивительно, что в Центре он стал не только сооснователем, но и штатным «мастером на все руки».

Вместе с первыми победами пришли и первые разочарования.

Помещение, в которое было вложено столько средств и труда, пришлось освободить. После долгих походов по инстанциям, супруги получили территорию заброшенного детского сада. И опять начались поиски средств для восстановления Центра.

Поддержка со стороны

За годы существования Sanvikt всегда находились люди, которые приходили ему на помощь. «Без них мы не сумели бы столько сделать», – говорит Гульсара Раджапова. Меценаты, представители иностранных посольств, творческая элита Узбекистана, общественные Фонды, ЮНИСЕФ в разные годы поддерживали Центр, помогали в организации конкурсов и выставок. В годы расцвета Sanvict мог приютить десятки детей, которые пробовали себя в живописи, керамике, скульптуре, бисероплетении, ковроткачестве, создании кукол, лаковой миниатюре и других творческих занятиях. Работы учеников до сих пор украшают все свободное пространство. Они выставлены на полках и в витринах, висят на стенах и потолках, виднеются в разных уголках двора. Жизнь здесь била ключом: проходили мастер-классы, импровизированные конкурсы и показы мод, тематические праздники, действовал летний лагерь.

Память об учениках

Гульсара Касымовна помнит каждого из своих учеников. Помнит их любимые техники и увлечения, хранит работы, следит за судьбами повзрослевших ребят. Рустам – первая ласточка центра Sanvict, ныне дипломированный дизайнер, участник множества конкурсов и выставок. Мечтатель Саша, занявший первое место на фестивале «Мир чарующих красок». Мухаббат, которая теперь и сама ведет уроки в Центре. Дилфуза, Андрей, Шахло… Рассказывая о них, Гульсара Раджапова перебирает папки с дипломами, рисунки детей, тяжелые альбомы с фотографиями. На них душевные, почти семейные фото Гульсары и Авазхона в окружении ребят: за работой и на выставках, за столами и на праздниках. На вопрос, откуда же у нее столько сил и любви на всех, Гульсара Касымовна чуть смущается и отвечает: «Моя мама воспитала десять сирот, и, очевидно, это, став большим примером для подражания и достижения поставленных целей, передалось мне. Создание нашего центра Sanvikt стало для меня делом жизни».

Наши дни

Сегодня Центр переживает нелегкие времена. Недооформлены документы на здание, меценатов стало меньше, да и силы у четы Раджаповых уже не те, что прежде. Двери Центра открыты для всех, но лишь изредка приходят выпускники прошлых лет – поделиться новостями или помочь провести занятия. Но не зря Центру дали название Sanvikt, в котором сплелись два слова – узбекское san’at («искусство») и латинское victory («победа»). И именно эта воля к победе заставит Центр совсем скоро вновь распахнуть двери для старых и новых воспитанников.

 

Тожимурад Кудратов,

мастер по изготовлению сумок и ремонту обуви

27 лет

 

С Гульсарой Касымовной я познакомился лет в 12. Тогда жил в детском доме.

На ее занятиях мы не только изучали художественные приемы, но и учились общаться между собой.

Я занимался в центре Sanvict около года, в основном рисовал красками и занимался прикладным творчеством. Это мне помогло во взрослой жизни.

Сейчас я проживаю в пансионате, научился ремонтировать сумки и обувь.

В этом году решил научиться чему-то новому, и теперь ко мне приходит учитель по вязанию.

 

 

 

Фахриддин Яхшиев, художник

30 лет

В художественный центр Sanvikt я пришел в возрасте восьми лет и задержался там аж на 15 лет. Учился рисовать красками, пробовал себя в скульптуре, а главное – общался с другими детьми.

За эти годы много раз участвовал в художественных выставках и занимал призовые места. Например, стал серебряным призером международного детского конкурса «Мир чарующих красок».

Я много рисую. Любимые темы – наша природа и история. Одна из самых любимых работ – «Золотая осень» – больше 10 лет со мной. Никому ее не продаю и не дарю.

 

Андрей Гречкин, художник

49 лет

Я один из первых учеников центра Sanvikt, его первой студии, которая располагалась в махалле, недалеко от кинотеатра «Казахстан». С Гульсарой Касымовной меня познакомила телеведущая Галина Мельникова на моей первой выставке в музее Есенина.

Работаю в разных техниках: маслом, акварелью, гуашью, пастелью. Люблю рисовать натюрморты, пейзажи, портреты знакомых и друзей. Часто замечаю, что люди ходят и не замечают, где они живут, что их окружает.

Имея первую группу инвалидности по ДЦП, я не считаю себя в чем-то ограниченным. И в Sanvikt, наверное, задержался потому, что требования были, как и к остальным. Мне было важно, что меня не выделяли из-за инвалидности, а ненавязчиво поддерживали, тактично помогали, но не жалели.

Сейчас я и сам стараюсь передать свои знания ученикам: в Чирчике открыл центр для детей-инвалидов, по возможности приезжал в Ташкент и преподавал в Центре у Гульсары Раджаповой.

 

Дильфуза Абиджанова, художница

30 лет

Мама говорит, что я начала рисовать, когда мне было три года. В Sanvikt попала в первом классе, лет в 7–8. И до сих пор, когда появляется свободное время, иду в студию к Гульсаре Касымовне, общаюсь, занимаюсь творчеством. За время учебы у нее освоила около 10 профессий: умею шить и вязать, занимаюсь бисером, вышиваю гобелены, шью игрушки, занимаюсь золотым шитьем. Но больше всего мне нравится рисовать! 

По образованию я художник, окончила Республиканский колледж им. Бенькова. Поступала в институт, но оказалось, что трудно совмещать семью и учебу: у меня ведь двое детей. Сейчас работаю в детском саду. 

Пока училась в центре, часто участвовала в конкурсах, занимала первые места. После одного из конкурсов египетское посольство пригласило меня в Египет. Там устроили мою выставку. Мы ездили вместе с Гульсарой Касымовной. В России мне вручили международную премию «Филантроп», ее дают людям с ограниченными возможностями за выдающиеся достижения в области культуры и искусства.

 

 

Текст: Александра Стимбан

 1,461 

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии