Коронавирус в Узбекистане: рассеиваем мифы

Опубликовано ANATOMICA в

Михаил Фаворов: подтвержденных случаев заражения в Узбекистане нет

10 марта в Агентстве информации и массовых коммуникаций состоялась пресс-конференция Министерства здравоохранения РУз, посвященная вопросам профилактики появления и распространения коронавируса в Узбекистане. Эпидемиолог Михаил Фаворов рассказал о ситуации с коронавирусной инфекцией в мире и о том, насколько Узбекистан готов противостоять COVID-19.

Михаил Фаворов, врач-эпидемиолог, заместитель гендиректора по науке Международного института вакцин при ООН

Главное, что мы должны понимать – речь идет о зоонозной инфекции. Зооноз – это не наша, не человеческая болезнь, это болезнь летучих мышей. Но, переходя от одного человека к другому и все больше распространяясь, вирус способен адаптироваться, приспосабливаться к жизни в организме человека. И вот при очередном пассаже, то есть энном по счету носителе, вирус становится нашим, человеческим. 

Сейчас мы с вами в реальном времени смотрим и переживаем переход нового коронавируса в изменившихся условиях окружающей среды на человека. Хотя этот «неизвестный» вирус известен уже десятки лет, но он никогда не переходил от животных к людям – не было условий.

При любой зоонозной инфекции очень важна доза заражения. Поэтому я всегда говорю: видите чихающего человека (а вы никогда не знаете, почему он чихает) – держитесь от него на расстоянии не меньше 2 метров: это защитит вас чуть ли не на 80%. Потому что маленькие частицы слюны через метр от чихнувшего уже падают на землю или высыхают.

Вирус распространился по всему миру, китайским властям не удалось сдержать его распространение. В Ухане за укрывательство больных – расстрел. Больных вычисляют множеством способов – например, среди тех людей, которые покупают противовоспалительные препараты в аптеках. Конечно, при таком жесточайшем режиме была надежда, что вирус не сможет прорваться за пределы Китая. Были перекрыты бетонными блоками все дороги, закрыты все пути транспортного сообщения с Уханем; таким образом вирус удавалось сдерживать достаточно долгое время. 

Проблема в том, что никто из нас не имеет антител к этому вирусу. На сегодняшний день Китаю удалось взять эпидемию под контроль, но к сожалению, слишком поздно – вирус уже распространился по миру.  

Все цифры, которые мы имеем по коронавирусу – условны и зависят от интерпретации, от того, как их повернуть.

Среди людей от 60 лет и старше вероятность летального исхода составляет 4%, т.е. погибнет каждый 25-й. Среди людей от 80 лет и старше – погибнет каждый шестой. Поэтому этот вирус наиболее опасен для пожилых людей.

Самое удивительное, что в отличие от эпидемии гриппа отсутствуют случаи летального исхода среди детей, а процент детской заболеваемости ничтожно мал. Это говорит о том, что у гриппа и COVID-19 разные механизмы инфицирования.

Любая эпидемия – это испытание для системы здравоохранения. Например, при таком объеме эпидемии даже дни недели имеют значение. Почему в воскресенье смертность всегда выше? Хотя бы потому, что в выходные дни в больницах меньше персонала, врачей.

Все идет по так называемому благополучному сценарию. Если поначалу выздоровевших людей не было совсем, то сейчас мы имеем свыше 60 тыс выздоровевших больных. И это несмотря на то, что пока еще нет никаких лекарств и вакцин от COVID-19, есть только общеукрепляющая терапия, помогающая больным выжить.

Было огромное число тяжелых и критических больных, порядка 11 тысяч; тяжелые – это те, которые еще сами дышат, а критические – это те, кто подключен к аппарату искусственного дыхания, кстати, важнейшему прибору для этого типа заболевания. Сейчас в мире осталось 5000 тяжелых и критических больных, то есть так называемый пул, из которого идет гибель, в принципе сокращается.

В мире существует лишь несколько лабораторий, результатам которых можно верить как подтвержденным. Да, исследования проводятся во многих лабораториях, но тест еще не стандартизирован и имеет достаточно высокую ложноположительную и ложноотрицательную точность. 

Создание новой вакцины длится еще дольше, чем создание нового лекарственного препарата. Я не думаю, что дозы вакцины в течение ближайших двух лет станут доступны здесь, в Узбекистане. Но у исследователей есть склонность полагать, что нынешнее заболевание носит сезонный характер, а значит, способно на какое-то время затихать. 

Узбекистан входит в так называемый монголо-тюркский треугольник, состоящий из стран, в которых не было зафиксировано ни одного подтвержденного случая заражения коронавирусом; возможно, свою роль сыграла сухость воздуха, характерная для этих регионов.

Узбекистан – одна из немногих стран, где случаи заражения отсутствуют вообще. Минздравом и соответствующими службами приложены огромные усилия, проводится диагностика, работает институт вирусологии. Самая большая проблема, которую я вижу – недостаток аппаратов искусственного дыхания, которые неоткуда заказать и получить. Остается рассчитывать только на внутренние резервы.

Второй момент: на сегодняшний день в Ташкенте имеется 40 медицинских боксов, оснащенных «предбоксниками» – «шлюзами» с двойными дверями, обеспечивающими полную изоляцию больного. Тем не менее, случись здесь вспышка коронавируса с большим количеством тяжелобольных, всего этого будет недостаточно и придется расширяться. Также будет необходимо эффективное обучение медицинского персонала на всех уровнях.

Касаемо лечения коронавируса – на сегодняшний день 86 препаратов проходят клинические испытания. Абсолютное большинство из них покажет нулевую результативность – и это вполне ожидаемо, поскольку в этот список включили вообще все, что в теории могло хоть как-то помочь в лечении COVID-19. У меня есть достоверные сведения, что уже найден препарат, который будет действовать на коронавирус, но прежде он должен пройти все обязательные этапы контроля, чтобы убедиться в том, что он не вызывает других заболеваний.

Глобальная проблема – ложные слухи о действенности тех или иных препаратов. Прошу всех понять, что бесконечная реклама не имеет никакого отношения к жизни. Ответственно заявляю: никакие препараты вроде того же Арбидола не являются эффективным в лечении COVID-19. Как только будет доказана эффективность хотя бы одного препарата, я в числе первых сообщу об этом всем. 

Ношение больным маски – это очень эффективный способ предохранения других людей от заражения респираторными заболеваниями. Если у вас дома есть больной, наденьте на него маску! Но здоровому человеку пытаться защитить себя от посторонней инфекции при помощи ношения маски бесполезно; особенно бесполезна маска при наличии бороды. По одним данным, одна маска работает 20 минут, по другим – 3 часа, в зависимости от степени контагиозности того или иного заболевания. В любом случае, менять маску на новую больному человеку следует как можно чаще. 

Отличить COVID-19 от любого другого респираторного заболевания по внешним признакам очень трудно. И наши тесты, которые говорят о том, что это коронавирус, а не что-либо иное, имеют определенную долю погрешности.

Точного ответа на то, влияют ли климат и жаркая температура на распространение коронавируса, мы пока не знаем – об этом будет известно лишь через несколько месяцев. Тем не менее многие эксперты, в том числе и я, считают, что велика вероятность того, что COVID-19 – это сезонное заболевание. Если это окажется правдой, то вместе с окончанием сезона респираторных инфекций закончится и сезон коронавируса. Такой исход событий позволил бы нам выиграть время на подготовку лекарств и вакцины, а также на улучшение диагностики. 

Я считаю, что в Узбекистане идут все необходимые меры подготовки, которая проводится на всех уровнях – начиная с проверки в аэропортах и на железнодорожных вокзалах, перекрытия границы со странами, где могут быть случаи, до подготовки медицинского персонала и медицинских учреждений. Принимаемые меры являются адекватными; никаких признаков того, что в Узбекистане может быть эпидемия огромного масштаба, нет. Но то, что мы не застрахованы от завозных случаев коронавируса – это правда. Могут приехать инфицированные из Китая, Кореи, Италии, Ирана, поэтому к этому надо быть готовыми заранее, чтобы не дать COVID-19 распространиться среди основного населения.